Rambler's Top100
+7 (495) 981 0012
Москва, ул. Крутицкая, дом 9, стр.2
На главную Карта сайта Подписаться

Архитектура беды

29.03.2018

Что из себя представляют торгово-развлекательные комплексы в России? Это архитектурные произведения, плод инженерной мысли? Или сараи, наскоро перестроенные из промышленных складов и фабрик? Чего не хватает: архитектурной идеи или исполнения существующих правил? Эти вопросы мы задали архитекторам и строителям. Первое, выяснилось, что правила есть

Все торгово-развлекательные центры в России, которые были открыты после 1 января 2010 года и где детские игровые комнаты находятся выше второго этажа, незаконны. Именно с этой даты, рассказали "Российской газете" в минстрое, начал действовать СНиП, утвержденный 1 сентября 2009 года, с правилами размещения детских комнат. Второе условие: они должны быть не далее 20 метров от эвакуационного выхода.

И эти правила, подчеркнули в ведомстве, касаются любого общественного здания: торговых центров, кинотеатров и прочих (СП 118.13330.2012 СНиП 31-06-2009). Кто должен за этим следить? "Контролируют выполнение правил при строительстве объектов региональные экспертизы и региональные стройнадзоры", пояснили в министерстве.

В России уже восемь лет запрещено устраивать детские комнаты в торговых центрах выше второго этажа

Первая очередь ТРЦ "Зимняя вишня" была открыта в сентябре 2009 года. И, по всей видимости, говорят эксперты, успел оформить все документы по старым правилам (впрочем, это нуждается в проверке). Но в любом случае в полном объеме комплекс заработал лишь в ноябре 2013 года. И его хозяева вполне могли изменить планировку. Это если по совести. Это если она есть.

 

Замысел торговцев понятен. По дороге к последнему этажу на каждом шагу - соблазны. Мороженое, игрушки, шарики... Трудно отказать малышу - и родители достают кошельки. И так везде. Вот что передает наш собкор Виталий Ахмеров, который встретился с главой профилактического управления ГУ МЧС по Ульяновской области Сергеем Золотовым. "Центры часто перестраивают, каждый арендатор приспосабливает площади под собственные нужды, в результате нарушения множатся, - сообщил начальник. - Только в Ульяновске как минимум в трех торговых центрах детские площадки расположены на третьем-четвертом этажах".

Собрав совет экспертов, мы поставили задачу - найти слабое звено в создании и деятельности торгово-развлекательных центров. Где притаилась смертельная опасность: в их проектировании, строительстве или эксплуатации?

Откуда они взялись

Когда в России начали строить торговые центры?

Дмитрий Прокофьев, член Союза архитекторов России: В начале 90-х годов.

В первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге, а затем и в других городах.

И традиция эта пришла с Запада. Торговые комплексы - это был новый подход к организации процесса приобретения товаров и услуг, когда под одной крышей можно и еду, и одежду купить, и развлечься. Собственно вся эта концепция заточена на извлечение прибыли: посетители должны оставлять максимум денег.

Но ведь в советские годы у нас тоже были ГУМ, ЦУМ, "Детский мир". Их же тоже можно назвать торговыми комплексами.

Дмитрий Прокофьев: Пожалуй, данной концепции отвечал только ГУМ, так как там был и продуктовый магазин, и бесконечные секции одежды.

Существуют типовые проекты строительства ТЦ?

Дмитрий Прокофьев: Только в сетевых компаниях, например, у "Икеи", "Ашана", "Глобуса" и т.д. У них есть набор стандартов и набор типовых решений, которые применяются в зависимости от величины города и его населения. То есть рассчитывается трафик посещаемости магазина.

А в остальных случаях проекты делают по заданию конкретного девелопера, и связаны они прежде всего с какими-то маркетинговыми исследованиями, величиной участка, удобством подъездных путей и т.д.

Чья подпись с краю

Кто ставит последнюю подпись перед реализацией проекта в жизнь?

Дмитрий Прокофьев: Это делает коммерческая и некомерческая экспертиза. Они проверяют компетентность всех предлагаемых решений.

В состав этой экспертизы входят различные специалисты. Так, архитектор смотрит пути эвакуации, инженер, отвечающий за слабые токи, смотрит оповещение, инженер-вентиляционщик проверяет, где предлагается установить системы дымоудаления, подпоры воздуха при пожаре.

Насколько объективны коммерческие экспертизы? За вознаграждение они могут пропустить сырой, непроработанный проект?

Дмитрий Прокофьев: Понимаете, здесь идет коллективная работа. И эксперта, который поставит свою подпись под заведомо опасным объектом, легко установить. Никто не будет рисковать карьерой и свободой. Поэтому проекты иногда возвращаются на доработку. Но, как правило, проекты проходят экспертизу с первого раза.

А МЧС визирует готовые проекты?

Дмитрий Прокофьев: Да, конечно. Во-первых, нужно помнить, что пожарная безопасность - это комплексный подход и он делится на две принципиальные части.

Первая - архитектурно-строительная. То есть безопасность здания обеспечивается строительными решениями. Это - разбивка его на пожарные отсеки, чтобы огонь не перекидывался из помещения в помещение. Отсеки выделяются противопожарными преградами, которые должны выдерживать не менее 2,5 часа непрерывного горения.

Перед эвакуационными лестницами должны быть тамбуры, предотвращающие перетекание дыма. Пути эвакуации не должны отделываться горючими или выделяющими дым материалами. Это, собственно, те проходы между торговыми точками, по которым идет поток людей.

Второй блок пожарной безопасности - это инженерная составляющая, которая включает в себя автоматику. Должны быть датчики, которые срабатывают и запускают в работу целый комплекс инженерных систем. Это пожаротушение, дымоудаление.

Дымоудаление предназначено для путей эвакуации. Туда идет компенсация свежего воздуха. Ведь если идет активный отток дыма, то для того, чтобы не возникало разреженной атмосферы, нужен активный приток свежего воздуха. Это также указатели путей движения, голосовое оповещение и т.д. Это противопожарные клапаны, которые перекрывают работающую в обычном режиме вентиляцию.

Но для того, чтобы правильно всем этим пользоваться, важно иметь хорошо подготовленный персонал, который должен понимать, как все это устроено, как это работает, что является эвакуационными выходами, куда направлять потоки людей. При грамотной организации эвакуации посетители должны покинуть здание за считаные минуты.

Кто закрыл двери кинотеатра

Дмитрий Владимирович, а кинотеатр можно разместить на первом этаже? Ограничить их, как детские комнаты.

Дмитрий Прокофьев: А почему нет? История с "Зимней вишней" меня очень удивила. Ведь кинотеатр - это самое безопасное место. Потому что по любому проекту второй эвакуационный выход из зала ведет непосредственно на эвакуационную лестницу. Таковы правила.

В каждом зале должен быть не один, а два выхода. И двери должны быть оборудованы антипаникой. Это такая поперечная палка на двери, которую толкаешь и дверь распахивается. А снаружи может не быть вообще ничего. И плюс на дверях по правилам есть электромеханические замки, которые стоят под напряжением.

В момент срабатывания тревожного сигнала все двери разблокируются и соответственно пути эвакуации оказываются открытыми. Говорят, что в кемеровском ТЦ сигнализация была отключена. Но я все равно не могу понять, что такое в современном ТЦ закрытые снаружи двери кинотеатра? Как это все выглядело? Какими ключами закрывалось?

Профессионалы сейчас разводят руками: зачем мы проектируем, согласовываем, строим, если потом это все закрыто на амбарные замки, эвакуационные лестницы завалены хламом, сигнализация отключена? Давайте как раньше настроим ангары и будем там торговать колбасой!

Денис Колокольников, председатель Экспертного совета по редевелопменту при Российской гильдии управляющих и девелоперов: Подтверждаю. Требования к безопасности у нас серьезные, все объекты проектируются в соответствии с нормами, все проекты проходят экспертизу и строятся в соответствии с утвержденным проектом.

Сбои происходят уже в процессе эксплуатации. Это, как уже говорилось, и закрытые двери, и заставленные эвакуационные выходы. Не скажу, что это правило, скорее исключение. Потому что в хорошем торговом комплексе есть эксплуатирующая компания, которая за всем этим следит.

А какая система самая надежная?

Денис Колокольников: Их проектируют разными способами, часто возникают так называемые спецусловия, которые не всегда подходят под стандартные нормы проектирования, и они отдельно согласовываются с пожарными.

Для примера, если торговый зал больше определенной площади, он должен быть разделен стеной или какой-то закрывающейся конструкцией. Большие магазины обходят эту норму, но заменяют ее большим количеством выходов и сплинкерной системой пожаротушения, которая более эффективна, чем стандартные решения.

Эвакуационные выходы открываются по разным принципам. Есть подход, когда выходы открываются только когда включается пожарная сигнализация. У выходов имеются электромеханические замки, которые в момент включения сигнализации открываются. Это наиболее эффективный способ. Не надо вставлять никаких ключей. Но опять же, чтобы дверь открылась, сигнализация должна сработать.

В других случаях около выхода есть ключ, который вставляется в замок и дверь открывается. Есть ТЦ, где они всегда открыты. Все эксплуатационные выходы открываются изнутри, снаружи их открыть нельзя. В этом весь смысл этого подхода.

Денис, а вы как считаете, на каком этаже должны быть кинотеатры?

Денис Колокольников: Не обязательно на первом. Одна из причин, почему сложилась практика размещать кинотеатры и развлекательные центры на последнем этаже - это то, что для них нужна высота потолка 7-9 метров. Правильнее его спроектировать на последнем этаже, чтобы потолок был выше. Во всем торговом центре эта высота составляет от 4 до 6 метров.

Понимаете, и на первом этаже люди могут не успеть выбежать. Но если правила пожарной безопасности соблюдены, все работает нормально, и высота не имеет значения.

Зачем перестраивать фабрики и заводы

Может, все-таки запретить перестройку?

Денис Колокольников: Эта практика распространена не только в России. Производственные здания во всем мире переделывают в торговые и развлекательные комплексы.

Производственное здание имеет высокие потолки, широкий шаг колонн - технологически это здание подходит под развлекательные и торговые цели. И для этого точно так же как для нового помещения нужен проект, согласование. Если все сделать по правилам, то ничего опасного в этом нет. Но не исключаю, что собственники могут экономить при редевелопменте, как , впрочем, и при новом строительстве.

Надо ужесточать наказание. Закрыл пожарный выход, повесил решетку на окно - уголовное дело

Я говорю о том, что перестраивать фабрики в торговые комплексы - можно, не соблюдать при этом нормы и правила к таким объектам - нельзя, но есть те, кто это делает.

И разрешают использовать материалы, которые горят?

Денис Колокольников: Увы, невозможно сделать материалы, которые совсем не горят. При определенных обстоятельствах горит все. Надо обязательно проводить противопожарную обработку материалов.

Андрей Гнездилов, член правления Союза московских архитекторов: Все так. Есть технические регламенты пожарной безопасности (ФЗ N123 от 2008 г.). И если они соблюдаются, проблем быть не должно. В законе прописаны все требования к зданиям подобного класса: к степени огнестойкости несущих и ограждающих конструкций, которые должны сохранять работоспособность в течение всего времени, необходимого для безопасной эвакуации людей из помещений и здания, либо на улицу, либо в пожаробезопасные зоны, к эвакуационным путям и выходам, к материалам, которые можно применять для их отделки.

Так на каком этапе таится смертельная опасность? И как с ней бороться?

Дмитрий Прокофьев: На сегодняшний момент "слабые звенья" - это эксплуатация зданий и подготовка персонала.

А персонал обязана готовить служба безопасности торгового центра. Должны набирать людей, специально их обучать работать со всеми системами, грамотно вести себя в чрезвычайной ситуации. С точки зрения проектирования нормы очень жесткие. Подчас даже чересчур.

Денис Колокольников: Под любым документом есть чья-то подпись, поэтому коррупционная составляющая, конечно, присутствует. В таких случаях в первую очередь должны нести строгую ответственность именно те, кто "закрывает глаза" на обстоятельства.

Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России: Для защиты от халатности и разгильдяйства людей, по долгу службы обязанных обеспечить безопасность, надо ввести уголовную ответственность за любое нарушение обязательных требований безопасности, а не только за такое, которое уже привело к жертвам и потерям, как сейчас.

Закрыл пожарный выход, повесил решетку на окно без согласования с МЧС - уголовное дело! А чтобы обнаружить закрытый пожарный выход или глухие решетки на окнах, не надо быть специально подготовленным инспектором. Увидев это, сообщить в орган надзора может любой из нас. А если этот орган не отреагирует на сигнал, то и уголовная ответственность падет уже на его нерадивых сотрудников.

Андрей Гнездилов, член правления Союза московских архитекторов

В случае с "Зимней вишней", как я понимаю, нет проблемы неправильного проектирования, имел место человеческий фактор - было закрыто там, где должно быть открыто.

Реконструкция не отменяет никаких норм. Поэтому говорить о том, что этот торговый комплекс опасный только потому, что это перестроенная фабрика, не имеет смысла. Но определить виновных, конечно, может только суд.

Российская газета 

RRG, Россия, Москва,
ул. Крутицкая, дом 9, стр.2
Телефон +7 (495) 981 0012
Russian Realty Web Award

Rambler's Top100


© RRG 2018.
Перепечатка материалов сайта
только с письменного разрешения.
Пользовательское соглашение об обработке персональных данных
На главную Карта сайта
О компании Новости Услуги Технологии Предложения Аналитика Клиенты Контакты